Как я продавала на рынке веники и вехотки.

Когда мне было 11 мы уехали из Узбекистана в Хабаровск.
 %d1%81%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba-%d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0-2016-11-04-%d0%b2-16-42-08
Мама считала, что на Дальнем Востоке нас ждет светлое будущее. Тем более, что там много «своих» (корейцев).
В Хабаровск мы с мамой, братом Геной и сестрой Юлей добирались на поездах около 7 дней. В Ташкенте мама купила 5 ящиков зеленоватых помидор. По дороге помидоры созрели, мама их продала в Новосибирске и купила нам пирожков и теплых курток.
Мы прибыли в Хабаровск глубокой ночью. По дороге в съемную квартиру я видела огни большого ночного города и мне это очень нравилось. Я предвкушала увидеть наше новое жилье и представляла, как теперь поменяется наша жизнь на новом месте.
Проснувшись утром дома, я почувствовала запах соломы и увидела перед собой огромную стопку веников, аккуратно сложенных на полу до самого потолка, а рядом чуть поменьше стопку вехоток (мочалок).
Мы позавтракали и мама сказала, что все это добро специально привезли из Узбекистана контейнером и его надо продавать. Через полчаса я уже ехала в трамвае с сумкой, наполненной вениками и мочалками.
Мы приехали на Центральный рынок, мама нашла мне пустую картонную коробку, разложила на нем веники и мочалки, а сама пошла за водой. Полила мочалки водой и они мгновенно приобрели товарный вид.
Так в 11 лет началась моя карьера юного предпринимателя.
В первый день я продала весь товар и заработала 50 рублей. Сгорела как черт на солнце, приехала домой черная и счастливая.
На следующий день я узнала, что у меня есть конкурент — молдованин. У него было пафосное место в крытом рынке на пьедестале и очень красивые веники с цветными нитками, настолько красивые, что мои мне казались чудовищными метелками.
Когда у меня спрашивали покупатели, почему мой товар не такой красивый как у молдованина, я им с гордостью отвечала, что дело вовсе не в красоте, а в надежности, тем более, что мои веники стоили на целых 4 рубля дешевле молдованских.
Сейчас я думаю, что люди у меня покупали больше из соучастия и поддержки)
А еще это было время малиновых пиджаков (время рекетиров и бандосов) и среди них был главный пиджак — кореец. Пиджаки ходили по рынку и со всех собирали дань. У кого 5 руб., у кого 10 руб., у кого 50 руб. Ко мне кореец подходить запретил, поэтому у меня дань не брали.
За лето мы все вместе продали весь запас.
Я была очень рада, потому что мне очень хотелось поскорее избавить от этой горы сеновала.
Осенью мы с Геной пошли в школу, которая находилась через дорогу от нашего жилья. Я волновалась и с предвкушением ждала начала учебного года. В первый же день на меня налетел мальчик чуть помладше и, показывая на меня пальцем, закричал на весь коридор: «Веники, мочалки!» Я сгорала со стыда и не знала, чем ему заткнуть рот. Он каждый раз будто специально подстерегал меня и кричал, а Гена меня защищал.
В 16 лет благодаря моей изобретательной маме у меня случился второй опыт раннего предпринимательства. Я научилась делать дубликаты ключей и подбирать ключи по замку. Но это другая история, о ней расскажу в следующем посте 😃
Хороших всем выходных и до встречи!
Надежда Пак

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *